Удаление катализатора и сажевого фильтра. Зачем, когда и как?

Прочно вошедшая в нашу жизнь экологическая составляющая двигателя внутреннего сгорания — дополнительная позиция расходов на обслуживание. И не всегда только на него. Современный автомобиль с поврежденным каталитическим нейтрализатором может не просто «зачековать», встать в аварийный режим и потерять больше половины мощности. Риску повышенного износа подвергается цилиндропоршневая группа. Так что же делать с катализатором — удалить катализатор? Но когда, как и — сейчас уже становится актуальным вопрос — где?
Для начала, может быть, стоит подумать — насколько собственно автопарк виновен в загрязнении окружающей среды? Например, за минувший год нефть у нас разливалась в Амурской области, в Находке, Норильске, на Черном море у побережья Крыма и дважды в Хабаровском крае. А если касаться чистоты воздуха, то, наверное, всем известен так называемый режим «черного неба», который регулярно вводится в Новокузнецке, Челябинске, Красноярске и периодически в Омске, Барнауле, городах Кемеровской области.

Безусловно, свою лепту вносит изначально неудачное расположение городов (в низинах, со специфической розой ветров). А некоторые чиновники вовсе пеняют на чадящий печами и котельными частный сектор и те же автомобили. Однако мало кто поспорит, что названные города — центры тяжелой индустрии. И тем более с тем, что по количеству автомобилей на душу населения и по пробкам — они, мягко говоря, не впереди России всей. Вон «сельскохозяйственный» Краснодар закупорен автомобилями, словно бочонок бургундского, и ничего — задыхается только от жары. Да и в обеих столицах особо не жалуются на смог.

Впрочем, сбрасывать влияние автопарка на загрязнение воздуха все же нельзя. Не раз уже говорили, что содержащиеся в выхлопе углеводороды (CH), окись углерода (CO) и окислы азота (NOx) — причина возникновения самых разнообразных заболеваний, вплоть до раковых. Другое дело, что в цивилизованных странах процесс улучшения экологических качеств транспорта был неразрывно связан с «очищением» промышленности. Старые мануфактуры и фабрики выводились далеко за городскую черту. Получали более чистые технологии переработки и производства, современные очистные сооружения.

Наконец, вспомним, что многие грязные производства (например, алюминиевой промышленности) Европа и США со своих территорий вывели. Та же Россия с Китаем теперь в том числе обеспечивают потребности мировой промышленности в алюминии.

Все — на борьбу с выбросами
О чистоте выхлопа задумывались еще до того, как транспортное средство на углеводородном топливе стало массовым. Якобы еще в XIX веке во Франции создавали нейтрализатор с активными веществами из платины, иридия и палладия. В 30-х годах XX века в крупных городах США вопрос загрязнения воздуха стоял уже довольно остро. Некий Юджин Гудри разработал катализатор для дымовых труб и складских погрузчиков. А в 1942 году в Калифорнии зарегистрировали первый смог над городом. Правда, для повсеместного внедрения катализаторов требовалась законодательная инициатива. Во второй половине 60-х именно в этом штате концентрацию вредных веществ в автомобильном выхлопе ограничили на уровне закона.

Потом подключились другие штаты Америки. Затем в Европе с Японией были приняты эконормы, регламентирующие процентное содержание CH, CO и NOx. Сейчас все ужесточающиеся экологические требования принято ругать. Согласимся, что в плане усложнения конструкции и вытекающей из этого потери надежности — вполне обоснованно. И все-таки напомним, что именно благодаря первым «Евро», хотя и принятым в США, автомобили начали обретать впрыск топлива. А чуть позже — диагностические системы, позволяющие не только инспектировать выбросы, но и судить о работоспособности двигателя. То, во что это превратилось, мы сейчас знаем под аббревиатурой OBD — On-Board Diagnostic, система бортовой диагностики.